19:11 

"Рождественская ночь"

Эта кошмарная зима никак не закончится :bang: У нас опять -15. Такое и зимой-то редко бывает... И прогноз на ближайшие недели неутешительный: даже в начале апреля обещают морозы.
Так что самое время вспомнить Рождество :)
19 декабря 2012 британские знаменитости и британские магнаты собрались в соборе St George's Hanover Square для благотворительного проекта: знаменитости читали рождественские истории, чтобы вдохновить магнатов на пожертвования в поддержку бездомных и неимущих лондонцев.
Бенедикт Камбербэтч, стоя перед алтарём (какая чудная картина!) прочёл стихотворение Клемента Кларка Мура "Рождественская ночь".



После концерта публика переместилась в Дорчестер отель, где после приёма с шампанским состоялся благотворительный аукцион. Бенедикт представлял лот с рубашкой Дэниэла Крейга из Скайфолла. (Думаю, за рубашку Шерлока они выручили бы больше! :D ) Всего было собрано более £350 000.
Х

Х

Но вернёмся к литературе )

Х

Вот отрывок, который показан в ролике:

More rapid than eagles his coursers they came,
And he whistled, and shouted, and called them by name!

"Now Dasher! now, Dancer! now, Prancer and Vixen!
On, Comet! On, Cupid! on, on Donner and Blitzen!
To the top of the porch! to the top of the wall!
Now dash away! Dash away! Dash away all!"

Стихотворение написано от лица мальчика, который в ночь Рождества увидел в окно Санта-Клауса:

Я Санта-Клауса узнал.
А он вперед оленей гнал:
- Скорее, Гром, Амур, Танцор!
Комета, мчи во весь опор!
Снежок, Пушок, Малыш, Крепыш
Несите сани выше крыш!

Twas the night before Christmas

Twas the night before Christmas, when all through the house
Not a creature was stirring, not even a mouse.
The stockings were hung by the chimney with care,
In hopes that St Nicholas soon would be there.

The children were nestled all snug in their beds,
While visions of sugar-plums danced in their heads.
And mamma in her ‘kerchief, and I in my cap,
Had just settled our brains for a long winter’s nap.

When out on the lawn there arose such a clatter,
I sprang from the bed to see what was the matter.
Away to the window I flew like a flash,
Tore open the shutters and threw up the sash.

The moon on the breast of the new-fallen snow
Gave the lustre of mid-day to objects below.
When, what to my wondering eyes should appear,
But a miniature sleigh, and eight tinny reindeer.

With a little old driver, so lively and quick,
I knew in a moment it must be St Nick.
More rapid than eagles his coursers they came,
And he whistled, and shouted, and called them by name!

"Now Dasher! now, Dancer! now, Prancer and Vixen!
On, Comet! On, Cupid! on, on Donner and Blitzen!
To the top of the porch! to the top of the wall!
Now dash away! Dash away! Dash away all!"

As dry leaves that before the wild hurricane fly,
When they meet with an obstacle, mount to the sky.
So up to the house-top the coursers they flew,
With the sleigh full of Toys, and St Nicholas too.

And then, in a twinkling, I heard on the roof
The prancing and pawing of each little hoof.
As I drew in my head, and was turning around,
Down the chimney St Nicholas came with a bound.

He was dressed all in fur, from his head to his foot,
And his clothes were all tarnished with ashes and soot.
A bundle of Toys he had flung on his back,
And he looked like a peddler, just opening his pack.

His eyes-how they twinkled! his dimples how merry!
His cheeks were like roses, his nose like a cherry!
His droll little mouth was drawn up like a bow,
And the beard of his chin was as white as the snow.

The stump of a pipe he held tight in his teeth,
And the smoke it encircled his head like a wreath.
He had a broad face and a little round belly,
That shook when he laughed, like a bowlful of jelly!

He was chubby and plump, a right jolly old elf,
And I laughed when I saw him, in spite of myself!
A wink of his eye and a twist of his head,
Soon gave me to know I had nothing to dread.

He spoke not a word, but went straight to his work,
And filled all the stockings, then turned with a jerk.
And laying his finger aside of his nose,
And giving a nod, up the chimney he rose!

He sprang to his sleigh, to his team gave a whistle,
And away they all flew like the down of a thistle.
But I heard him exclaim, ‘ere he drove out of sight,
"Happy Christmas to all, and to all a good-night!"

Это стихотворение переведено и издано отдельной книгой с совершенно чудесными иллюстрациями. Скачать можно здесь
(благодаря sherlock-series)

Вот его история:

"Знаменитое стихотворение Клемента Мура впервые было опубликовано под названием "Рассказ о посещении Санта-Клауса". Появилось оно 23 декабря 1823 года в газете "Часовой Трои" между заметкой о том, как отделять мёд от сот, и объявлениями о бракосочетаниях. Сегодня оно привычно звучит как "Рождественская ночь".
С тех пор стихотворение это разлетелось по свету, было положено на музыку, разыгрывалось на сцене как пьеса, по нему снят немой фильм, сделаны аудио- и видеозаписи, иллюстрировали его лучшие художники.

Клемент Кларк Мур преподавал греческую и восточную литературу в Универсальной епископальной духовной семинарии в Нью-Йорке. Легенда гласит, что он написал это стихотворение для своих девятерых детей, чтобы порадовать их в Рождественский сочельник. Кто-то из родных записал стишок и дал прочитать другу из городка Троя, что в штате Нью-Йорк. А тот взял да и отослал его газету "Часовой Трои". Стихотворение было напечатано без имени автора, чему Мур был очень рад. Неожиданная популярность стишка, который он называл "сущей безделицей", его ужасно смущала. Но слава стихотворения так разрослась, что он в конце концов был вынужден включить его в сборник "Нью-Йоркская книга поэзии" 1837 года под своим именем.

Стихотворение "Рождественская ночь" стало важной частью праздника, а Клемент Кларк Мур был признан "отцом американского Санты". Ведь именно благодаря ему Санта Клаус теперь ассоциируется с добрым пожилым джентльменом, розовощеким и в шубе, приезжающим на санях, запряженных северными оленями, и проникающим в дом тайком через дымоход, чтобы оставить детям подарки. Клемент Мур даже дал имена восьми стремительным оленям Санта Клауса.
Стихотворение представлено в переводе Льва Яхнина, а иллюстрации великолепного художника Геннадия Спирина как нельзя лучше передают дух Рождества, и кажется, что слышен мелодичный перезвон колокольчиков, и скоро подарки, Новый год и радость главного праздника для детей всего мира."
Х


@темы: Бенедикт Камбербэтч, Литературный клуб

URL
   

Он живой и светится

главная